alexandrza (alexandrza) wrote,
alexandrza
alexandrza

Начинается вторая война с Кремлем

Оригинал взят у doctalovtyz в Начинается вторая война с Кремлем
Оригинал взят у turtaniat в Начинается вторая война с Кремлем
Оригинал взят у morozowvp в Начинается вторая война с Кремлем

В 20-х числах января, в течение двух-трех дней, произошло сразу несколько событий, которые выстраиваются в одну фигуру, известную во времена тевтонских рыцарей
под названием «свинья».
И стало ясно, что кто-то принял решение, и мне объявили войну.


1. Мои старые знакомые в России, бывшие или нынешние сотрудники МВД и ФСБ,
которые довольно активно со мной переписывались в течение последнего года,
иногда «обижаясь», если я задерживался с ответом или не рассказывал более или менее подробно о том, что их интересовало, в один день «пропали».
Они не только перестали писать или звонить, но и отвечать на мои звонки и письма.



2. Машины, которые почти два месяца практически ежедневно «парковались»
на дороге у моего дома в Уокинге, тоже исчезли.
В начале декабря мы обратили внимание, что у нашего дома с утра
обязательно появлялся припаркованный автомобиль.
Рядом с нашим домом нет ни магазинов, ни ресторанов.
На улице у каждого дома своя парковка.
Пару раз, когда я выходил из дома с ipad, чтобы сфотографировать «непрошенного соседа», автомобиль резко срывался и уезжал, скрываясь в потоке транспорта, пока я огибал отделяющие дом от дороги деревья и кустарник.
Мы фотографировали автомобили, собираясь передать в полицию, на всякий случай (я тогда отказывался от охраны полиции), и даже несколько фотографий отправили на Би-Би-Си. Группа Первого канала Би-Би-Си приехала к нам снимать сюжет, и очень ребята удивились, когда я сказал, что за минуту до их приезда, у нашего дома стоял автомобиль.
Сейчас журналисты активно прорабатывают варианты событий, связанных со смертью Перепеличного.
В частности, проверяется информация, что рядом с Перепеличным в момент его смерти, возможно, находился неизвестный автомобиль.
Ребята из Би-Би-Си заинтересовались нашей историей и попросили меня прислать несколько фотографий.
В двадцатых числах января автомобили исчезли и больше не появляются.

3. В те же два дня я встретился в Лондоне с парой знакомых, эмигрантов из России, которые неожиданно заговорили о том, что «я слишком много пишу», чего делать мне не стоит.
Когда первый раз мне сказали: «Не надо вам рисовать на груди у себя мишень», я не очень удивился.
Но когда, на следующий день, человек, как я считаю, довольно далекий от политики, сосредоточенный на бизнесе, вдруг чуть не слово в слово повторил слова, то это прозвучало сигналом о том, что кто-то активно обсуждает «опасность, которой подвергает себя Морозов», или говорит о том, что «Морозов слишком много пишет, и пора это прекратить».
Когда люди начинают, не сговариваясь, повторять близко к тексту слова и мысли, это означает, что «кто-то говорит».

4. 23 января, в те же дни, в редакцию Сноб.ру пришло письмо
(текст сохраняю без изменений и правки):

«Уважаемые редакторы интернет-проекта snob.ru!
На Вашем сайте опубликована статья под названием "Убийство Деда Хасана:
Сочинский след" от 22.01.2013 г. под авторством Валерия Морозова - http://www.snob.ru/profile/23916/blog/56761.
Так как сведения, изложенные в вышеуказанной статье не соотетствуют действительности, порочат честь, достоинство и деловую репутацию депутата Законодательного собрания Краснодарского края В.Н. Теплякова, прошу Вас удалить эту статью с Вашего интернет-проекта, а в отношении ее автора принять меры вплоть до удаления аккаунта.
В случае невыполнения моей просьбы, я буду вынужден обратиться в суд.
С уважением,
Лицо, действующее на основании доверенности от депутата ЗСК В.Н. Теплякова.»

Конечно, я не специалист по властно-криминальной структуре Сочи.
И могу сделать ошибку.
Но когда я собирал материалы для статьи, то посмотрел довольно много материалов о преступности в Сочи.
Кое-что я помнил и знал по тем временам, когда сам там работал на олимпийских объектах.
Как я уже писал, с сочинским криминальным авторитетом Робсоном (Татулян Рубен Альбертович) я сам разговаривал, когда он «наехал» на В.Ю.Новикова, директора санатория «Сочи» Управления делами Президента, потребовав у того, чтобы он «заменил подрядчика».
С ним меня соединил, по своему мобильному, Григорий Ксандопуло, руководитель сочинского филиала ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных органов (ДСР)» Управления делами Президента РФ, который, гордо смеясь, тем самым продемонстрировал мне свои «связи».
Правда, сейчас Робсона найти никто не может,
что является довольно популярной новостью в Сочи.
Виктора Теплякова (Багишвили) я не знал.
Некоторых его людей связывали с участием в «наезде» на меня и «Москонверспром» со стороны криминальных групп и поддержавшей их сочинской мэрии и прокуратуры, а также с избиением в нашем сочинском офисе Андрея Шурпяка, директора строительства по контракту с ГК «Олимпстрой» поселка для переселенцев по улице Таврическая.
Но основной материал по нему я взял из, прежде всего, интернета и СМИ, а также из разговоров с правозащитниками и теми, кто занимается в Сочи борьбой с коррупцией. Некоторые твердо говорили о причастности Багишвили к криминалу, некоторые высказывали свое особое мнение, осторожное и довольно путанное, признавая, что Тепляков (Багишвили) стоит «по другую сторону баррикад».
Если Тепляков (Багишвили) годами не предъявлял претензий и судебных исков к сочинским правозащитникам и журналистам, что могло его заставить написать в редакцию Сноб.ру? Стремление стать известным не только на сочинском уровне, но и на общероссийском, выйти с обсуждением своей деятельности на международный уровень?
Ведь понятно, что конфликт со мной, находящимся в Лондоне, и Сноб.ру, имеющим большую аудиторию за рубежом, привлечет внимание к личности Багишвили не только в России, но и во многих европейских странах и Америке.
Не думаю, что это ему надо.
У меня сложилось впечатление, что, возможно, Тепляков (Багишвили) получил команду или из Москвы через сочинских представителей Управления делами Президента, или из мэрии Сочи, хотя источник команды и в этом случае может сидеть в Кремле.
По договоренности, редакция Сноб.ру на время закрыла доступ читателям к моему материалу «Убийство Деда Хасана: Сочинский след», а я начал делать подборку материалов, на основании которых Тепляков (Багишвили) был указан в статье.
Часть этих материалов я уже направил юристам Сноб.ру.
Если этого им покажется недостаточно, то мне придется более глубоко заниматься Тепляковым (Багишвили).
В соответствии с собранными доказательствами будут внесены корректировки в текст статьи или написаны новые материалы по этой теме.

5. На следующий день после письма Теплякова (Багишвили), 24 января, пришла информация о том, что Шаболтай П.М., генеральный директор Государственного Кремлевского Дворца, тоже выступил с претензиями ко мне и Сноб.ру, в том числе утверждая, что то, что я написал о нем в «Открытом письме Андрею Макаревичу», опубликованном мною на Сноб.ру 08 августа 2012 года, не соответствует действительности и позорит чиновника.
В моем письме ему не понравились следующие мои утверждения:

1. Шаболтаю еще в середине 2000-х брал откаты, например, со строителей, не менее 10%.
И этого ему было мало. Он еще и кидал их.
2. А с артистов брал по 100 тысяч долларов США за выступление с сольным концертом в ГКД. и не только с артистов.
3. Шаболтай и с ГАИ, под предлогом того, что ему приходится платить управделами президента Кожину и выступавшим артистам в любом случае, гуляют ли гаишники, модельеры или стилисты, потребовал 100 тысяч долларов...
Шаболтай получил 100 тысяч долларов...".
4. Вот вам конкретный коррупционер...
Шаболтай присвоил 300 тысяч евро, выделенных бюджетом для закупки в Германии у фирмы "Интерференц" в соответствии с проектом специального освещения для кабинета президента РФ...
А Шаболтай эти деньги "откатил", а в кабинете президента повесил обычные люстры.
И чего это Шаболтай вдруг проснулся и обиделся?
Говорят, что он даже намерился довести дело до суда.
О Шаболтае я писал и до письма Макаревичу, в разных материалах в течение последних трех лет.
В уголовном деле, которое было возбуждено в отношении Лещевского и сотрудников УДП РФ, эпизод с люстрами проходил.
Были указаны случаи неоплаты работ «Москонверспрому» (в простонародном языке называется «кинуть»), о невозврате им денег из Благотворительного фонда (это уже означает «кинуть» на любом языке).
Я указал эти факты в заявлении, которое сделал в Следственном комитете РФ.
Ни по одному факту приведенному мною в заявлении, СК не нашел признаков «клеветы», «ложной информации».
Самому «письму Андрею Макаревичу» больше полугода.
А тут вдруг раз – и «опорочил».
Честно говоря, я давно хотел, чтобы в отношении Шаболтая было возбуждено отдельное уголовное дело.
В Прокуратуру на него я написал еще в 2005 году, когда он приказал охранникам ГКД по-бандитски захватить нашу проектную документацию, которую не оплатил и оплачивать не собирался.
Тогда Чаус уговорил меня забрать заявление.
Мне было «разрешено» идти в суд на Шаболтая (он тогда и Чауса достал), и «Москонверспром» стал первой компанией, которая пошла в суд с иском на Кремль. Шаболтай, кстати, первые дела в суде проиграл, надеясь на бесплатный авторитет Кремля и ГКД Потом он научился «работать» с судьями и судами.
В 2009-2010 гг. я не стал подробно ни писать, ни заявлять на Шаболтая по нескольким причинам.
Основная была в том, что следователи старались сделать все, чтобы я не выходил за рамки дела Лещевского и корпуса «Приморский» санатория «Сочи».
Подряды в Кремле они пытались оставить в стороне.
Один раз, на очной ставке с Ольшевским, заместителем директора ФГУП «ДСР» УДП РФ, когда я произнес слово «Кремль», следователь и Ольшевский в один голос, что было довольно смешно, закричали: «При чем здесь Кремль?!
Мы Кремль не рассматриваем».
Возможно, они и эпизод с люстрами «не рассмотрели», хотя следователь Тынников С.В., возглавлявший следственную группу, меня уверял, что эпизод с люстрами в кабинете Президента Путина они активно проверяют.
Были и другие причины.
В том числе и та, что мне одного «дела Лещевского» хватало.
Начинать одновременно «дело Шаболтая» просто не было времени и сил.
Я решил, что, если удастся посадить Лещевского и компанию, то до Шаболтая уже добраться будет легко.
Кроме этого, в дело Шаболтая, если его начинать, будут втянуты люди, которых втягивать мне тогда не хотелось.
Например, высокопоставленный сотрудник ФСО, бывший заместитель Коменданта Кремля, а ныне советник начальника ФСО Мурова по РПЦ и советник Святейшего Патриарха по вопросам безопасности М.В.Фирсов.
Мне вообще кажется странным, что Шаболтай вдруг озаботился собственным «достоинством» (не как человека, как он подчеркивает, а как генерального директора ГКД, будто человеческого достоинства в нем не имеется).
О Шаболтае пишут не так много, хотя есть множество людей, которые могут рассказать о нем такого, что и мне неизвестно.
Ну, сидел бы дальше тихо.
Зачем ему сейчас заставлять меня поднимать дерьмо и вытаскивать на публику?
И не только его, но и других чиновников, которые ему за это благодарны не будут.
Или собирать информацию о его коммерческих и финансовых делах?
Теперь, если он не угомонится, и я в течение следующей недели не получу подтверждения его решения отползти, придется копать и выкладывать всю историю.
Как в анекдоте: «Драку заказывали?»
6. Однако, события в Лондоне не дают мне сконцентрироваться на Сочи и Москве.
В тот же день, 24.01.13, на сайте www.iacc.info, было опубликовано странное сообщение, без указания автора.
В нем «сообщается» о том, что «об уходе из Международного Антикоррупционного Комитета заявил его первый председатель Валерий Морозов».
Ничего подобного я никогда не заявлял.
Более того, именно дела антикоррупционнного движения, его развития занимают основное мое время.
Готовится объединение общественных сил около 20 стран с целью борьбы с коррупцией. Именно МАК и я, как его председатель, являемся инициаторами и организаторами этого процесса.
Еще 2 сентября 2012 года, то есть за пять месяцев до лживого сообщения, я опубликовал заявление, текст которого привожу еще раз:

«От лица Международного Антикоррупционного Комитета и себя лично, заявляю, что ни я, ни Международный Антикоррупционный Комитет, как общественная организация, не несем ответственности за информацию и материалы, которые публикуются на интернет сайте IACC.info.
Ни я, ни МАК не несем никакой ответственности за деятельность IACC.info, в том числе по его финансовым обязательствам.
Также ни МАК, ни я не несем ответственности за деятельность и не отвечаем по обязательствам зарегистрированной в Великобритании компании International Anti-Corruption Committee.
Информирую, что Павел Бородатов, Андрей Корчагин и Виталий Архангельский не являются членами Международного Антикоррупционного Комитета.»
И вот теперь на этом сайте этот самый Бородатов провозгласил новым председателем МАК Евгения Золотухина, приехавшего из России в Лондон в декабре прошлого года.
Тут мне стало даже обидно.
Этот сайт создавал я. На мои деньги.
Но так уж получилось, что его регистрация оказалась в руках мошенников,
которые сделали так, что сайт контролируют они, а не я.
И не только они.
Как мне сообщили из России, «сайт контролируется ФСБ».
Что на нем публикуется последние полгода, кто его использует, кроме упомянутых мошенников, я не знаю.
Поэтому и опубликовал заявление.
Однако, все это время в различных публикациях я заявлял, что МАК продолжает свою деятельность.
К сожалению, в Великобритании и других странах дела не делаются быстро.
Да и характер деятельности МАК не предполагает большой открытости, во всяком случае, до получения конкретных результатов.
Поэтому я пока о деталях деятельности МАК широко не распространяюсь.
Но странно, что Бородатов вдруг заявил, что я «покинул МАК», и «передал бразды правления» Золотухину, который бежал из России в декабре прошлого года, потому что на него завели уголовное дело за использование фонда инвалидов в Курске, директором которого он работал, для тупого и наглого обналичивания денег.
Теперь Золотухин просит в Великобритании «политического убежища.
Нельзя же так нагло! Будто я ничего не могу возразить. Будто меня уже нет.
Честно говоря, история моей первой попытки создания МАК с привлечением «оппозиционеров» из эмиграции очень запутанная и интересная.
Еще летом я начал писать для широкой публики «Хроники МАК».
Мне хотелось проделать интересный опыт:
публиковать своего рода литературные отчеты о событиях, которые происходят вокруг МАК. Такое «литературное реалити шоу», документальный детектив о событиях в реальном времени.
Я написал часть материала и сумел, как бы, догнать жизнь, то есть совместить описание с происходящими событиями в реальном времени.
Но в этот момент события стали разворачиваться в неожиданную сторону.
Некоторые события взяли паузу.
Необходимо было и мне подождать, чтобы «Хроники МАК» не зависли, а паузы между отдельными эпизодами не оказались слишком длинными.
И я начал писать «Конец эпохи «кошельков и Березовского», а потом серию материалов о смерти Перепеличного, оставив «Хроники МАК» до того момента, когда события опять «пустятся вскачь».
Ну, вот. Получается, что пустились.
Кроме этого, еще летом прошлого года я изложил происходившее вокруг МАК в 90-страничном документе на английском языке и передал двум адвокатским фирмам:
одна работает на МАК, а другая специализируется на уголовных делах.
Британские юристы уговорили меня с документом не спешить, не передавать его в британскую полицию.
Пусть документ полежит. Спокойнее будет.
Как мне сказали британцы: «Best Time is God`s time!»
Кажется, это время наступило.
Что же произошло? Чем вызвана январская активизация?
Мне кажется, что то, что происходит с двадцатых чисел января, тесно связано с тем скандалом, который породило решение управляющего делами Президента РФ Владимира Кожина о закрытии Больницы №31 в Санкт-Петербурге и передаче ее здания под реконструкцию для спецбольницы по обслуживанию судей, переезжающих из Москвы в Санкт-Петербург.
Это решение Кожина, как руководителя межведомственной Комиссии по организации переезда судей из Москвы в Петербург, вызвало не только возмущение во всей стране, но и вал публикаций в СМИ и интернете.
Во многих публикациях критиковали и лично Кожина.
Авторы стали искать публикации о нем.
И, естественно, нашли массу публикаций связанных с коррупционным скандалом в Управление делами Президента, который был инициирован моим заявление.
Много о Кожине написал за эти годы и я сам.
В те дни на мою электронную почту стали приходить десятки сообщений о том, что активно идут в интернете ссылки на мои старые материалы, их копируют и публикуют заново.
Я посмотрел, что интересует читателей. Оказалось, что их интересует Кожин.
Скандал вокруг Больницы №31 поднял еще раз историю моего конфликта с коррупционерами в Управлении делами Президента и лично Кожиным. И в очередной раз все это дошло до Путина, которому сейчас, конечно, не нужен ни скандал вокруг больницы, ни напоминание о коррупции в его Управлении.
То, что Кожин за неумелое решение проблемы по закрытию Больницы №31 и созданию на Каменном острове закрытой зоны для проживания путинской элиты, защищенной кордонами полиции от петербуржцев, получил нагоняй от Путина, не вызывает сомнений.
Возможно, в справке, которая была представлена Путину, были ссылки и на мои публикации, и на уголовное дело в отношении сотрудников Кожина, которое он с таким трудом пытается замять и забыть.
Думаю, что именно это вызвало очередной гнев кремлевского управдома.
Именно из Кремля в разные службы и города пошла новая команда: «мочить».
Кто и каким образом теперь будет на меня наезжать, увидим в ближайшее время.
Ясно одно: новая война с Кремлем началась.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments